В начало (о компании) Пишите нам Мы работаем для того, чтобы Ваши впечатления о жизни были чудесными и яркими. Путешествия - отдых для тех, кто любит жизнь. Если Вам нужен роскошный отдых - здесь то место, где можно его найти.
Клуб Праздников и Событий
Клуб познавательного отдыха

Клуб Путешествие за здоровьем

Клуб Гурманов

Клуб деловых людей

Клуб Ученая сова

Клуб активного отдыха

Клуб эксклюзивного отдыха

Клуб Экзотики

Клуб романтического отдыха

Клуб Родные просторы

Клуб Выходного дня

Клуб Праздников и Событий

Клуб водных путешествий

Наши публикации и партнеры

Наши спецпредложения


Время отдыхать в России! Поиск туров, гостиниц, санаториев, пансионатов...

Аренда аппартаментов и вилл

Специальные предложения ДЛЯ МИЛЫХ ДАМ

Специальные предложения ЛЕЧЕНИЕ, ОЗДОРОВЛЕНИЕ И ДИАГНОСТИКА В ЕВРОПЕ






Публикации в прессе

Фотомарафон "Нормандия"
(Журнал "Digital Photo" Сентябрь 2004)

По дорогам Франции
(Журнал "Бомонд" Осень 2004)




Кликните, чтобы посмотреть фотогалерею - Нормандия







Кликните, чтобы посмотреть фотогалерею - Нормандия







Кликните, чтобы посмотреть фотогалерею - Нормандия







Кликните, чтобы посмотреть фотогалерею - Нормандия







Кликните, чтобы посмотреть фотогалерею - Нормандия








ФОТОМАРАФОН "НОРМАНДИЯ"


СВОИМИ ГЛАЗАМИ: НОРМАНДИЯ



Можно ли через видоискатель увидеть 9 городов за 72 часа и остаться довольным жизнью?!

Меня всегда очень занимала мысль - почему японцы делают "это"? Где корни их любви к тому, чтобы половину поездки наблюдать окружающий мир через видоискатель фотоаппарата? До некоторого времени я даже считал этот расхожий стереотип явным преувеличением, пока однажды не увидел сцену на московском эскалаторе. Цепочка японских туристов ехала вниз, дисциплинированно вертя головами, но как только один из них (стоящий в самом низу) поднял к глазу камеру и пыхнул блицем, остальные как по команде сделали то же самое чуть ли не с хореографической точностью.
Но речь вовсе не о милых японских туристах, а о том, что никогда ни от чего не зарекайся. Какие-то высшие и, наверное, справедливые законы мироздания устроены так, что если сегодня ты смеешься над какой-то ситуацией, то в будущем (будь уверен!) рано или поздно сам в нее попадешь.
Имея за спиной опыт работы оператором на телевидении и несколько лет обучения во ВГИКе по той же специальности, я со временем стал ярым противником того, чтобы брать с собой в отпускные поездки видеокамеру. Какая радость, когда человек, вместо того чтобы полной грудью, с трепетом в душе и огоньком в глазах впитывать посредством оных новые впечатления, стремится прилипнуть к видоискателю камеры и "поливать" ею направо и налево (от чего при достаточном количестве пленки трудно удержаться на отдыхе). А потом мучиться угрызениями совести с головной болью пополам: "Да когда же я все это смонтирую!" Ведь, по сути, он пытается с помощью видеокамеры запротезировать часть своих впечатлений, отнимая у себя драгоценное время отдыха. Потому я всегда пропагандировал среди друзей пользу отказа на отдыхе от видеокамеры в пользу фотоаппарата. Никто не мешает изредка поднять ненапряжную по весу машинку к глазу и запечатлеть понравившийся момент быстротечного отпускного времени. Но это все бытовая философия.
У профессиональных фотографов все чуточку по-другому. Фотографический взгляд на мир - это то, что, придя раз, не оставляет человека уже никогда. Ты идешь с друзьями и говоришь: "Смотри, какой кадр!" - "Где?!" - и усиленное верчение головой по сторонам в ответ. Поэтому так хочется иногда вернуться назад, в состояние обычного человека, который, придя к морю и глядя на облака, будет думать не о величине экспопоправки "на белое", а просто закроет глаза и подставит лицо ветру, который, оказывается, каждую секунду меняет свой вкус и запах...
Именно поэтому со временем осознаешь необходимость научиться отделять время, затраченное на непрерывную фотопереработку, от обычной жизни. Причем одновременно с этим нужно помнить, что профессионализм фотографа (наверное, как и воина) состоит в том, чтобы, будучи даже полностью расслабленным, уметь моментально включаться в "боевой" фоторежим, если такая необходимость возникла.
Ох, и занесло же меня... Так вот, о закольцованности событий. Раз за разом я старался в тех же командировках найти время после деловой программы, чтобы насильно убрать "большую" камеру подальше в гостиничный шкаф и просто пойти побродить часок по незнакомому городу. Но сделать это, не положив в карман хотя бы самую простую мыльницу, заставить себя не мог. И вот в июне сего года я попал в историю, после которой вынужден был пересмотреть целый ряд своих представлений о съемке в путешествии - как в качестве туриста, так и в качестве фотографа, выполняющего некую задачу. Забегая чуточку вперед, скажу, что после июньского трехдневного фотомарафона по девяти городам Франции я понял: японцы ведут себя так с фотоаппаратами не от кажущейся нам механистичности их общества, а оттого, что стремятся буквально урвать и впитать каждую минуту своего путешествия! Просто делают они это по-своему. Я вот тоже попробовал…

НОРМАНДИЯ
Какие ассоциации возникают у вас после произнесения слова Нормандия? У меня до описанных ниже событий оно ассоциировалось с несколькими вещами. Во-первых, с именем герцога Нормандского Вильгельма Завоевателя, который в ХI веке покорил Англию и стал ее королем. Во-вторых, со столь известной у нас и абсолютно (как оказалось!) забытой "у них" интернациональной дивизией времен Великой Отечественной "Нормандия - Неман". И, в-третьих, с родиной движения импрессионизма.

Кликните, чтобы посмотреть фотогалерею


Но если вы наберете слово "Нормандия" в русскоязычном веб-поисковике, то поразитесь скудости информации об этой области Франции. Большая часть ссылок о Нормандии будет касаться именно Второй мировой: американский десант, открытие Второго фронта, русско-французская интернациональная дивизия. И лишь несколько сайтов турагентств в довольно лаконичной форме расскажут вам о том, что северная провинция Франции Нормандия - это край сыров, сидра и яблочной водки кальвадос (кстати, это оказалась вовсе не водка, а бренди).
Все это так, но Нормандия, ко всему прочему, еще и… совсем другая страна. Она отличается от остальной Франции. Это особенно заметно, если вы (как это случилось у меня) ранее бывали лишь в ее южной части, которая наиболее популярна у наших соотечественников еще с первых постперестроечных лет.
Во Франции, как и в любой приличной стране, есть целое министерство, занимающееся исключительно делами туризма. И у этого министерства есть специальные программы для иностранных журналистов, по которым их приглашают в страну и знакомят с той или иной ее областью.
Потом журналисты пишут об увиденном, и люди получают в увлекательной субъективной форме новую информацию о новых для них местах. Очень разумная и эффективная для туризма любой страны затея, по-моему. В этом году упор был сделан на Нормандию - знаменитую северную провинцию Франции.
Когда в редакцию пришло письмо от компании "Роскошный отдых" с предложением принять участие в этом туре представителю Digital Photo, нашему удивлению не было границ. Потому что впервые в подобный тур наряду со специализированной и LifeStyle-прессой пригласили фотографическое издание.
Мы честно предупредили, что видовая сторона вопроса, то есть возможность сделать фотоочерк, для нас будет гораздо важнее текста, и что напишем так, как оно нам увидится. "Именно поэтому мы вас и выбрали", - ответила Ирина Максимова из туркомпании "Роскошный отдых".
Но когда прислали программу поездки, я застонал и бросился к телефону: "8 городов менее чем за трое суток?! Да еще столько встреч! А когда же фотографировать?" - "Не волнуйтесь, - ответили мне, - мы постараемся дать вам такую возможность, скорректировав программу".
Но даже после "коррекции" все это выглядело абсурдным с точки зрения съемки полноценного очерка о малоизвестной российскому читателю части Франции, но одновременно… жутко интересным, если встать на позицию "а что же получится?"

РУАН
Для меня лучший способ узнать новый город - это взять напрокат велосипед (если город небольшой). А если нужно побывать в восьми городах за какие-то трое суток, то кроме аренды машины альтернативы нет.
Трое российских журналистов (Анисья Тавелинская из "Вещи", Федор Юрин из "Магазина путешествий" и ваш покорный слуга) вместе с пресс-атташе Национального туристического дома Франции Татьяной Куликовой и встретившей нас в аэропорту "Шарль де Голль" гидом Оксаной Гуселетовой загружаются в просторный "рено" и начинают движение на север Франции.
Два с половиной часа (250 км от Парижа) - и мы в Руане, "городе ста колоколов", как его называют французы. Руан (Rouen) - бывшая столица Нормандии, а сейчас - город изящных искусств и музеев со стотысячным населением, пятый по величине порт Франции. Атмосферу улиц Руана создают сотни прекрасно сохранившихся фахверковых (каркасных) домов. Узенькие трех-четырехэтажные игрушечные домики на узеньких улицах - мило, но домам-то многим по 500-700 лет!!! И это при том, что они деревянные! То ли Гольфстрим, создающий здесь мягкие зимы, тому виной, то ли строили так хорошо, но когда ты сидишь в старейшем ресторане Франции "Корона" (la Couronne) на Старой Рыночной площади и понимаешь, что из этих же окон бездушные зеваки в 1431 году наблюдали, как привязывают к столбу Жанну д'Арк, то от этого становится как-то не по себе.
Время здесь будто движется в двух потоках - один тоненький вперед, а второй, более плотный, по кругу. Даже светофоры здесь какие-то вневременные по своему облику.
Готику позднего средневековья принято называть стремительной, или пламенеющей. Но очищенные от серого налета времени новейшей лазерной реставрационной установкой пики потрясающих руанских соборов скорее напоминают каменную аллегорию застывшего времени. Возможно, именно каким-то коллективным подсознательным желанием взрезать гладь завораживающего временного омута под названием Руан можно объяснить архитектуру первой (и единственной во Франции!) католической церкви памяти Жанны д'Арк. Построенное 25 лет назад на месте ее сожжения здание не похоже ни на что. И менее всего на церковь. Но история Жанны во Франции и вне Франции - это две разные истории. Точно так же, как история Второй мировой, какой ее знаем мы, и какой она видится французам, - это две разных реальности…
Впрочем, к Руану это не относится. Руан - это город, в который нужно ехать, чтобы подышать Историей и побродить внутри нее. У меня всего час на съемку днем и полчаса во время наступления сумерек. Очень обидно, что нет возможности втянуться в философию этой средневековой красоты. Не хочется скатиться в состояние "туриста с камерой". И я, как заведенный, прокачиваю через себя тонны увиденного глазами. Пытаюсь буквально на ходу (время! время!) "запихнуть" в камеру крупицы ощущений, которые успевают сформироваться между перебежками от точки к точке… Странно. Никогда не снимал столь статичные вещи в таком репортажном цейтноте. В таком режиме нормальный результат может обеспечить лишь камера, которая не мешает тебе ни в чем. Это я о резвой и послушной зеркалке Nikon D70.
Проезжая по городу на машине и понимая, что часть его я только из окна и увижу, мысленно возношу хвалу разработчикам за скорострельность "семидесятки" и себе - за то, что не поленился ее взять (сначала, легкости багажа ради, хотел ограничиться Canon G5).

ОТСТУПЛЕНИЕ О КУХНЕ
Никогда не считал себя гурманом и всегда предпочитал деликатесам простую, но хорошо приготовленную еду. Поэтому, посещая ранее преимущественно юг Франции, долго не мог понять (даже после очень хороших ресторанов), о какой "высокой кухне" идет речь. Еда как еда, честное слово. В Ницце, да простят меня упомянутые гурманы, после нескольких попыток перекусить даже начал понимать американцев, умудрившихся создать очередь в местном "Макдональдсе".
Но Нормандия сломала формировавшийся у меня несколько лет стереотип после первого же посещения простого, даже средненького кафе. Вроде никаких особых изысков в кухне. Все просто, но, черт возьми, как же вкусно!
Как нам пояснили, все уважающие себя солидные рестораны Нормандии готовят исключительно из местных продуктов. Масло, молоко, 32 сорта местных сыров, свежайшие морепродукты - все безумно вкусно. И красиво! Простота в оформлении блюд гармонично сочетается с их лаконичной эстетикой. Такое ощущение, что местные повара учат законы композиции и следуют им, отсекая все лишнее как в оформлении кушаний, так и в их вкусе.
Почему-то до сих пор больше всего вспоминаются простенькие рогалики в аббатстве Сен_Мишель с соленым нормандским сливочным маслом.
Просто и вкусно до нереальности!
А если вспомнить про традиционные здесь напитки - сидр, поммо и кальвадос, - которые сами по себе являются местными достопримечательностями... Впрочем, об этом чуть ниже.

ОНФЛЕР
Утром следующего дня закрутился настоящий калейдоскоп "город-дорога-обед-дорога-город". Я не отлипал от видоискателя "семидесятки" и из-за отсутствия времени на обдумывание того, что снимаю, "поливал" вокруг себя в надежде, что этот поток сознания даст хоть какие-то жемчужные зерна. В качестве маленького отступления замечу - при такой плотности путевых событий справиться с ними можно лишь имея шуструю зеркалку. Столь любимые мною цифровые компакты с такими экстремальными экспериментами справятся едва ли.
Плотно спрессованная по времени экскурсия с гидом по Руану, загрузка в машину и путь к следующему пункту - старинному рыбацкому городку Онфлер (Honfleur), расположенному на Цветущем Берегу у подножия знаменитого Нормандского моста. "Может ли такое быть - город у подножия моста?" - спросите вы. Оказывается, может. Если мост в своем классе самый большой в мире, а городок - маленький. Мост оказался не просто большим - огромным: два километра в длину и 214 метров в высоту!
Вид на него открывается внезапно после очередного зигзага скоростного шоссе. Машину останавливать близко от моста нельзя, пешком идти к нему не позволяет время и потому - один кадр объективом-трехсотником сильно издалека и пулеметная серия через переднее стекло машины широкоугольником в процессе форсирования изогнутой спины исполина. Мост смотрится особенно эффектно из-за натянутых гигантских тросов (вантов).
А городок Онфлер, вид на который открывается тут же, при съезде с моста, оказался очень уютным.Его колоритные улицы и цветущие набережные в свое время внесли немалый вклад в расцвет импрессионизма, не раз вдохновляя Клода Моне и Эрика Сати, а также Шарля Бодлера.
Много столетий назад соль в буквальном смысле слова ценилась на вес золота. Поэтому самыми основательными из старинных зданий портового Онфлера стали похожие на крепости соляные склады. Конечно, сейчас никакой соли в них уже нет, но в гигантских зданиях оказалась прекрасная акустика и очень комфортная температура. Поэтому здесь постоянно проводятся художественные выставки, конференции и концерты. В том числе и… ежегодный фестиваль русского кино, организатором которого является Никита Михалков! Накрутив десяток поворотов по очень узким улицам, вдруг выходишь на небольшую площадь, напоминающую фрагмент заповедника Кижи, но на европейский манер. Самая большая во Франции полностью деревянная католическая церковь Святой Екатерины, построенная, как оказалось, по образцу скандинавских храмов, и деревянная же колокольня напротив нее являют собой странный контраст с архитектурной окружающих улиц. Ритм жизни здесь очень размеренный. Им проникаешься сразу, и уже не хочется думать ни о каком шумном мегаполисе. Этот ритм начинает моментально влиять и на стиль съемки, который становится почти вальяжным. Воскресенье. По улицам плавно текут потоки туристов. Влюбленные парочки всех возрастов занимают любые сидячие места вдоль реки, чтобы посмотреть на проплывающие лодки и романтично подержаться за руки, перемежая неспешные разговоры поцелуями. В этой размеренной артистической атмосфере как-то сами собой "прыгают в камеру" жанровые снимки - сказывается витающий над городом дух импрессионизма.
В крошечном Онфлере около 80 художественных галерей. Встретилась даже одна с русской фамилией в названии - оказывается, ее давным-давно основала одна русская эмигрантка, любившая живопись.
Обед в маленьком ресторанчике и еще одно кулинарное открытие - простенький диджестив под названием "Нормандская дыра", подаваемый между основными блюдами. Шарик очень вкусного яблочного мороженого заливают небольшим количеством яблочного бренди-кальвадоса… Это лучше попробовать!

ДОВИЛЬ И ТРУВИЛЬ
Всего лишь середина второго дня, а мы уже в третьем и четвертом по счету городах. Довиль (Douville), а буквально за мостом через речку его брат Трувиль (Trouville) - два курортных городка на Цветущем Берегу (La Cote Fleure). Лично у меня два городка с такими мелодичными названиями, да еще и стоящие на разных берегах одной реки, вызвали какие-то сказочные ассоциации. Ну, например, жители Довиля не поделили с жителями Трувиля разделяющий их мост, и началась вековая вражда… На самом деле история этих городов намного прозаичнее. Довиль был построен во второй половине XIX века сводным братом Наполеона III герцогом Морни как фешенебельный курорт. Это самый близкий морской курорт к Парижу - всего 200 км.
Здесь отличные песочные пляжи, роскошные отели, казино и виллы. В Довиле проходят Фестиваль американского кино, мировой чемпионат по поло и самый крупный аукцион лошадей во Франции.
Соседний Трувиль - старинный рыбацкий поселок - существует со времен викингов. Курорт в продолжении Довиля. Особое очарование придают ему великолепные виллы начала ХХ века.
Но простому туристу в этих близнецах-курортах делать особо нечего - цены такие, что Довиль в шутку называют 21-м округом Парижа.
Погода, несмотря на июнь, выдалась очень прохладной. О купании нечего было и думать, зато бродившие вдоль смоченного морем песчаного берега Трувиля фигурки туристов являли собой колоритное зрелище. Особенно если наблюдать его сквозь телеобъектив. А главным уловом программной двухчасовой прогулки по Довилю стал ночной кадр с пляжными зонтиками, который удивительно точно передает атмосферу дорогого, но будто заброшенного из-за хмурой погоды курорта…

КАЛЬВА'ДОС ИЛИ КАЛЬВАДО'С?
Незаметный поворот с шоссе на Сен-Мишель - и вы оказываетесь не то на фабрике, не то в музее по производству традиционных французских напитков - сидра, поммо и кальвадо`са. Здесь производится известная во всем мире марка кальвадоса Cristian Drouin. Название свое напиток берет от Кальвадоса, прибрежной области Франции, которая, в свою очередь, названа в память затонувшего у ее берегов испанского корабля с тем же именем.
Степень практичности французов достойна восхищения! Превратить обычные яблоки в сырье для напитка, который стал одной из статей экспорта страны? Впрочем, не такие уж и обычные яблоки. Из примерно 400 произрастающих во Франции сортов яблок только 300 годятся для производства сидра (яблочного кваса) и лишь 8 - для производства кальвадоса.
Сидр получают путем брожения перетертой яблочной массы. Его крепость колеблется в пределах 2-7 градусов, а вкус - от кислого до ароматно-сладкого с массой промежуточных оттенков. Если подвергнуть сидр дистилляции (читай по-нашему: перегнать его), то получается яблочный спирт, из которого и делается кальвадос. Вопреки распространенному заблуждению, это не водка, а скорее бренди, поскольку "созревает" кальвадос, так же, как и коньяк, в дубовых бочках. Крепость кальвадоса колеблется в пределах 40-43 градусов, а выдержка - от одного-двух до десятков лет. Причем, как и в случае с виноградом, от конкретного года и урожая яблок вкус и качества кальвадоса зависит в большей степени, чем от времени выдержки (тут есть бочки, в которые кальвадос был залит еще при Шарле де Голле). Спектр вкусов чрезвычайно широк - от совершенно странного и крепкого до нежного и ароматного. Но в плане цены принцип, как и у коньяка - чем старше, тем дороже.
Если сидр и кальвадос в той или иной степени известны в России, то еще один напиток, являющийся промежуточным в описанном выше цикле создания кальвадоса, у нас практически неизвестен. Имя этому напитку - поммо (от la Pomme - яблочко). Еще его называют "дамским виски". Приготовляется он очень просто. В свежеперегнанный кальвадос добавляют свежевыжатый яблочный сок до крепости 17 градусов. Получается очень вкусная вещь!
Поразило на фабрике Calvados Coeur de Lion то, что при ее почти домашних габаритах в год она поставляет на мировой рынок более ста тысяч бутылок кальвадоса! А еще очень понравился по своей житейской концепции передвижной самогонный аппарат, который в качестве экспоната стоит во дворе фабрики. Вплоть до 1972 года он ездил по окрестным деревням и радовал местных крестьян возможностью быстренько перегнать свой сидр в кальвадос за умеренную плату. Ох уж эти веселые французы…

КОЛОКОЛА
У каждого маленького городка, живущего за счет туризма, есть своя "фишка", своя главная достопримечательность, вокруг которой и вращается его туристический имидж. Иногда уровень интересности такой достопримечательности явно зашкаливает за пять баллов по известной шкале в сравнении с самим городком. Именно так обстоят дела в городе Вильдье ле Пуаль (Villedieu_les_Poeles). Душой этого милого, словно игрушечного города является старинная колокольная мастерская Fonderie de Cloches. Войдя в нее, вы можете вживую увидеть таинство создания голосистых сакральных существ под названием колокола.
"В каждом из них есть своя душа", - говорят звонари. "Каждый колокол, как и человек, имеет свой неповторимый голос", - вторят им мастера и ученые.
Перед отливкой каждый колокол должен быть подвергнут индивидуальному расчету его акустических характеристик. Раньше это делалось вручную или интуитивно. Сейчас - с помощью компьютеров. Технология напоминает сочетание красивой породистой лошади и GPS-навигатора у нее на загривке. Запрос на расчет лекала для создания отливочной формы посылается через Интернет, а затем курьером или почтой металлические лекала попадают в мастерскую. И вот тут начинается самое интересное. Из чего бы, вы думали, создается внешняя и внутренняя части будущей отливочной формы? Из трех ингредиентов, которые не меняются последние четыре тысячи лет со времен инков - из глины, лошадиного навоза и овечьей шерсти! А узоры будущего колокола формируются на поверхности болванки из тонких пластинок воска. Как и тысячи лет назад.
Как не пытались наши современники приспособить для создания отливочных форм другие материалы, включая самые современные сорта цемента, - ничего из этого не получилось! Глина, шерсть, навоз и воск - четыре составляющих таинства отливки колоколов остаются неизменными.
И почему-то мне вспомнилась присказка инженеров - некрасивый мост никогда не будет прочным.

СЕН-МИШЕЛЬ
Когда на горизонте появляется построенное на одиноко выступающей из моря гранитной скале аббатство Мон-Сен-Мишель, то появляется желание протереть глаза - уж не мираж ли это?
Этот "мираж", кстати, является вторым по популярности местом во Франции после Эйфелевой башни. За год парящий над морем городок со 138 постоянными жителями посещает более трех миллионов туристов.
Его можно сравнивать с чем угодно - с воздушным замком, с декорацией к средневековому рыцарскому фильму, с неприступной крепостью (коей оно, по сути, и является) или с восьмым чудом света (как называют его французы). Но, попав через крепостные ворота на единственную улочку приютившегося у подножия скалы городка со 138 жителями и протащив свои чемоданы через бесчисленные пролеты лестниц-улиц в комнату отеля, ты погружаешься в совсем другой мир, уходить из которого категорически не хочется.
Монастырь Сен-Мишель, построенный между XIII и XVI веками, находится у самого побережья Бретани. Хотя первые монахи поселились на острове еще во времена Римской империи. Современный Сен-Мишель - это красивейший готический собор Ла-Мервей, окружающие его толстые крепостные стены, многочисленные башни и удивительным образом теснящиеся на скале жилые дома, кафе и гостиницы, бродить между которых с фотоаппаратом можно хоть месяц - и все время будешь находить что-то новое. Будь моя воля, я бы организовал специализированный фототур в Сен-Мишель, и я сильно сомневаюсь, что хоть кто-то мог бы пожалеть о времени, проведенном в этом удивительном вертикально-наклонном архитектурном пространстве.
По сути, Сен-Мишель - это остров, но море вокруг него живое. Оно живет отливами и приливами. В отлив до аббатства можно добраться пешком (как и поступали паломники многие сотни лет, до того как построили дамбу с автодорогой). А в прилив - доплыть морем. Автомобильная стоянка около аббатства имеет несколько секторов. Возле каждого висит постоянно обновляемая доска с графиком "работы" данного сектора парковки. Во время приливов машины можно ставить только на самой возвышенной площадке.
А два раза в год на пару недель море разливается очень сильно и заливает луга, на которых в остальное время пасутся стада очень симпатичных баранов. Из-за этого трава вбирает в себя много соли, и мясо кушающих ее баранов обретает специфический солоноватый привкус. Поэтому местных барашков и называют, переводя дословно, "солеными барашками". Блюда из них (бедняг) считаются визитной карточкой аббатства Сен-Мишель и местным деликатесом.
Вторым фирменным брендом Сен-Мишеля можно считать ресторан "Мамаша Пулар" (La Mere Poulard). История его началась с фирменного омлета мамаши Пулар, который она готовила паломникам аббатства по принципу "дешево и сердито". И закончилась образованием целой торговой марки, под которой выпускаются самые разнообразные (и, как и все в Нормандии, очень вкусные!) продукты.
Чтобы понять дух Сен-Мишеля, недостаточно пересмотреть хоть сотню его фотографий. Зато достаточно, увидев за окном гостиницы почти лунный песчаный пейзаж, замешкаться на 15 минут, готовя камеру, - и… спустившись к берегу, встретить уже спокойную ровную гладь воды, поглотившую все плоское прибрежное пространство.

БАЙЕ
Наверное, в череде городов этого фотомарафона Байе (Bayeux) выглядел бы вполне обычным, хотя и весьма милым городком, если бы не его архитектура и знаменитый 70-метровый гобелен, описывающий историю завоевания Англии Вильгельмом Завоевателем. В этом городе с древнейшими религиозными традициями сохранилось много старинных домов XV-XVII веков с нависающими над улицами этажами. Здесь есть собственный Нотр-Дам, который если и уступает парижскому, то лишь по размерам.
Истинный шедевр искусства XI века, знаменитый "гобелен королевы Матильды" содержит 58 сюжетов, описывающих предысторию, подготовку похода и завоевание Англии в 1066 году герцогом Нормандии Вильгельмом Завоевателем. На входе в помещение с гобеленом вам выдают цифровой аудио-гид в виде телефонной трубки, где есть комментарий к каждой из сцен гобелена.
По сути, при всем простодушии изобразительного стиля этот гобелен является первым в истории человечества прототипом кинофильма. Я не выдержал и, несмотря на строжайший запрет фотосъемки, сделал-таки втихаря один снимок этого удивительного творения рук человеческих.

УВИДЕТЬ ПАРИЖ И...
Представьте: вы который год летаете транзитом через какой-то город, и ни разу не появилась возможность взглянуть на него хоть одним глазком. А если этот город - Париж? И вы едете в аэропорт по местному аналогу МКАДа? Может, я книжек в детстве перечитал, а может, здоровое любопытство взыграло, но, несмотря на мучившую простуду и усталость, избитая фраза "увидеть Париж и умереть…" почему-то витала перед глазами, как навязчивый
призрак. Умирать тут, конечно, никто не собирался, но находиться в 15 километрах от Башни и не увидеть ее было выше моих сил - как человека и как фотографа. Равно как и выше сил моих коллег. И тогда взмолились мы гиду нашему Оксане (а время позднее, и ей еще два часа возвращаться на электричке в Канн): "Хоть одним глазком!.." И дрогнуло ее сердце…
Скажу я вам, водят в Париже еще похлеще, чем в Москве! На развязках улиц полный хаос! А тут еще выясняется, что никто из пяти находящихся в машине человек не ориентируется в топологии французской столицы.
Татьяна, сидевшая за рулем, сначала была в шоке от подрезавших нас справа и слева "ситроенов", "рено" и "пежо", а потом втянулась и с горящими глазами сделала почетный круг вокруг Триумфальной арки и развернула наш эки… авто в сторону вожделенной Эйфелевой башни. Почему-то Париж склоняет к авантюрам. Даже если вы просто впустили его дух, опустив окно своей машины, что-то необычное обволакивает вас.
Что ж, моя мечта сбылась. Я увидел и Париж, и Башню. Увидел в духе, заданном всей поездкой, - не выходя из машины. У нас просто не было времени на остановку. Я был в Париже, но не стоял на его земле ни секунды. Зато снял Башню (высунувшись по пояс из окна машины под одобрительное улюлюканье гулявшей поблизости молодежи) и даже умудрился поснимать его жителей, стоя на светофорах. А потом осмысливал увиденное с помощью экрана ноутбука в самолете…

ЭПИЛОГ
Философия "Фотошопа" - это многослойность. Примерно такие же "слоеные" ощущения остались у меня и от этой поездки. Как человек я получил огромное удовольствие от Франции под названием Нормандия и хочу туда еще. Как фотограф… остался скорее неудовлетворен своей работой из-за немыслимо малого количества отпущенного на нее времени. Но будь у меня не три дня, а неделя или даже две, то, конечно, снял бы я совсем другие кадры. Наверное, лучше этих. Но это была бы уже совсем другая история...

P.S. Кстати, за время всего путешествия мне пришлось отснять более полутора тысяч кадров (в условиях "марафона" иначе и быть не могло). И я с некоторым ужасом представляю себе, что в "пленочном" варианте пришлось бы менять кассету через каждые 36-37 кадров. И доставать очередную из коробки. Какой объем у коробки на 50 катушек?

Евгений Уваров Журнал "Digital Photo" #9 (17) Сентябрь 2004


Кликните, чтобы посмотреть фотогалерею







Для получения дополнительной информации или заказа отправьте нам сообщение и наш представитель обязательно свяжется с Вами и ответит на все интересующие Вас вопросы. Просим по возможности указать ваши пожелания по срокам поездки, количеству человек, наличию детей и.т.д. Если вас интересует конкретный отель, тур и.т.п., то это тоже желательно указать в тексте запроса.





Яндекс.Метрика          
 
В начало (о компании) Пишите нам
Наши телефоны:
8(495)626-05-48/626-03-83
8(903)770-1707 (дежурный)
8(495)771-0445
(круглосут.)
Ваш запрос